Ингибиторы протеаз препараты

Зараженная ВИЧ клетка содержит в своем геноме провирус, который способен производить материал для новых вирусов. Первоначально на вирусной РНК синтезируется длинная белковая цепочка. Чтобы получились новые полноценные вирусы, эта цепочка должна разделиться на части — будущие отдельные элементы структуры новых вирусов — с помощью особого фермента, кодируемого вирусным геномом, который называется «протеаза». Без этого фермента вирус не способен резать длинную белковую молекулу-предшественник и образовывать полноценные вирусные белки. Естественно, ученые обратили на это внимание и стали искать химические соединения, препятствующие работе протеазы. Появившиеся на этой основе лекарства были отнесены к классу ингибиторов протеазы (ИП). ИП специфически связываются с участком фермента протеазы, который осуществляет в инфицированной клетке «разрезание» вирусного белка-предшественника. B результате этого фермент перестает работать, и строительство новых вирусных частиц становится невозможным.


Данный класс препаратов впервые появился в середине 90-х гг. и перевернул предствление о лечении ВИЧ-инфекции. B отличие от ингибиторов обратной транскриптазы ингибиторы протеазы намного более специфичны в своем действии и, главное, практически не влияют на работу собственной ферментной системы клетки. Кроме того, поскольку ингибиторы протеазы действуют на вирус в очень небольших количествах, то их побочный эффект на организм минимален. Первый препарат из группы ингибиторов протеазы ВИЧ получил лекарственное название «саквинавир», а торговое «Инвираза». Вслед за ним появилась целая серия таких лекарств: ритона-вир (Норвир), индинавир (Криксиван), нелфинавир ира-септ), ампренавир (Агенераза), лопинавир (Калетра — в сочетании с ритонавиром), атазанавир (Рейатаз). Легко заметить, что названия всех этих веществ заканчиваются на «навир» (см. Приложение 3).

Несмотря на то что в настоящий момент производится множество препаратов, основанных на ингибиторах протеазы и направленных на лечение заболевания, практически все они имеют и свои недостатки. Режимы терапии часто предполагает употребление большого количества таблеток и четкие предписания по их применению. Ингибиторы протеазы не лишены и побочных эффектов, в частности, вызываемые ими изменения в процессе обмена веществ иногда приводят к болезням сердца.

Один из последних по времени создания препарат — атазанавир (Рейатаз) — стал первым ингибитором протеазы, который нужно принимать только один раз в день. Все предыдущие ингибиторы протеазы необходимо принимать по нескольку таблеток до нескольких раз в день. Рейатаз рекомендуется принимать по две таблетки один раз в день вместе с другими противовирусными препаратоми.


В Приложении 3 читатель может ознакомиться с краткими сведениями о разнообразных медицинских препаратах, используемых в настоящее время в практике для ВИЧ-терапии. Однако, как показала практика, ни один их этих препаратов в одиночку, т. е. при монотерапии, не дает выраженного и стойкого эффекта.

Следующая глава >

Источник: med.wikireading.ru

(17 Голосов)

Рейтинг пользователей:Ингибиторы протеаз препаратыИнгибиторы протеаз препаратыИнгибиторы протеаз препаратыИнгибиторы протеаз препаратыИнгибиторы протеаз препараты / 17
ХудшийЛучший 

Ингибиторы протеазы, проникая в инфицированные вирусом клетки, блокируют активность вирусного фермента протеазы, препятствуют распаду длинных цепей протеинов и энзимов на короткие звенья, необходимые ВИЧ для образования новых копий. Без них вирус дефектен и не’ может инфицировать клетку. Ингибиторы протеазы более мощно тормозят репликацию вируса, чем ингибиторы обратной транскриптазы и за 1 мес лечения снижают вирусную нагрузку на 99%, в силу чего наступает ремиссия болезни, повышается уровень CD4+ лимфоцитов. Действие ингибиторов протеазы осуществляется в лимфоидных клетках человека Поскольку протеаза ВИЧ отличается от протеазы человека, ингибиторы вирусной протеазы действуют избирательно, не блокируя функцию фермента клеток человека. Но к этим препаратам и быстрее формируются устойчивые клоны вирусов.

Среди ингибиторов протеазы наиболее широкое распространение получили криксиван и инвираза в связи с низкой связываемостью с белками плазмы, а следовательно возможностью в активной форме в больших концентрациях накопиться в плазме, а также способностью проникать через гематоэнцефалический барьер. Криксиван (индинавира сульфат) обладает активностью против ВИЧ-1. Обычно назначается по 800 мг (2 капсулы по 400 мг) внутрь каж-дые 8 ч, причем дозировка одинакова как при монотерапии, так и при сочетании с другими антиретровирусными лекарственными средствами. Рекомендуется назначать крик-сиван в следующих ситуациях:


— больным, ранее не получавшим антиретровирусной терапии:

а) в сочетании с аналогами нуклеозидов,

б) или в виде монотерапии для начального лечения (если включение аналогов нуклеозидов клинически не оправдано),

— больным, ранее лечившимся антиретровирусными средствами:

а) в сочетании с аналогами нуклеозидов,

б) в качестве монотерапии для лиц, получавших или получающих аналоги нуклеозидов.

В лечении ВИЧ-инфекции произошел коренной перелом, связанный с применением ингибиторов протеаз. Хотя замедлять прогрессирование ВИЧ-инфекции до клинических проявлений СПИДа могут и ингибиторы обратной транскриптазы, эффективность ингибиторов протеаз оказалась намного выше. Отчасти это объясняется различными механизмами действия препаратов этих 2 классов. Ингибиторы обратной транскриптазы подавляют активность ферментов вируса, что способствует транскрипции вирусной РНК на комплементарной цепочке ДНК, которая затем встраивается в геном человека. Дальше комплементарная цепочка ДНК транслируется на мессенджере РНК, кодирующем белки ВИЧ, которые впоследствии встраиваются в зрелые вирусы.


фективность ингибиторов обратной транскриптазы ограничивается во-первых, когда встраивание комплементарной цепочки ДНК уже произошло, то ингибиторы обратной транскриптазы не влияют на продукцию вирусного белка. Во-вторых, обратная транскриптаза ВИЧ не всегда точно транслируется с мессенджера РНК, для нее характерен высокий уровень мутаций. Если учесть, что количество продуцируемых за сутки вирусов превышает 10°, все это в совокупности способствует быстрому формированию устойчивости к ингибиторам обратной транскриптазы.

В отличие от ингибиторов обратной транскриптазы ингибиторы протеаз действуют на этапе репликации вируса, подавляя активность кодируемой вирусом аспартатпротеазы, которая расщепляет крупные белки-предшественники на мелкие пептиды, необходимые для встраивания в вирус. Они предотвращают репликацию вируса после интеграции комплементарной цепочки ДНК в геном клетки и в отличие от ингибиторов обратной транскриптазы могут препятствовать размножению вируса в инфицированной клетке.

Проникая в инфицированные вирусом клетки, ингибиторы протеазы блокируют активность вирусного фермента протеазы, препятствуют распаду длинных цепей протеинов и энзимов на короткие звенья, необходимые ВИЧ для образования новых копий. Без них вирус дефектен и не может инфицировать клетку. Ингибиторы протеазы более мощно тормозят репликацию вируса, чем ингибиторы обратной транскриптазы и за 1 мес лечения снижают вирусную нагрузку на 99%, в силу чего наступает ремиссия болезни, повышается уровень CD4-лимфоцитов. Действие ингибиторов протеазы осуществляется в лимфоидных клетках человека. Поскольку протеаза ВИЧ отличается от протеазы человека, ингибиторы вирусной протеазы действуют избирательно, не блокируя функцию фермента клеток человека. Но к этим препаратам и быстрее формируются устойчивые клоны вирусов, особенно при использовании ингибиторов протеаз в виде монотерапии.


Токсичность ингибиторов протеазы довольно выражена, у больных через 1-2 года терапии развивается липодистрофия и растет холестерин крови. Отрицательные метаболические эффекты ингибиторов протеазы значительно снижают эффект терапии.

R. М. Gulick et al. (1997) показали, что добавление ингибитора протеаз к двум ингибиторам обратной транскриптазы в значительной степени повышает способность препаратов снижать содержание ВИЧ в крови. Ни у одного больного, принимавшего два ингибитора обратной транскриптазы, содержание вируса не уменьшалось ниже уровня, поддающегося определению, тогда как на фоне трех-компонентного лечения ингибитором протеаз и двумя ингибиторами обратной транскриптазы такой эффект наблюдался в 90% случаев.

S. М. Hammer et al. (1997) продемонстрировали не только снижение содержания вируса в крови, но и существенное уменьшение комбинированного показателя частоты прогрессирования ВИЧ-инфекции до СПИДа или смерти. Надо отметить, что этот благоприятный эффект наблюдался у больных с тяжелым иммунодефицитом (число лимфоцитов CD4+ <50/мм3), чего трудно было бы достичь при моно — или комбинированной терапии ингибиторами обратной транскриптазы. Таким образом, результаты применения ингибиторов протеаз возродили надежду на успешность лечения даже при выраженных клинических проявлениях СПИДа.


Схемы лечения антиретровирусными препаратами. Разработано свыше 200 возможных комбинаций антиретровирусной терапии, но нет ни одной, которая являлась бы наилучшей для всех больных. В каждом конкретном случае важно найти этот лучший вариант. Наиболее эффективна комбинация 3 препаратов: 2 нуклеозидных аналога — ингибитора обратной транскриптазы и 1 ингибитор протеазы, например, азидотимидин + ламивудин + ритонавир или другая комбинация: азидотимидин + диданозин + индинавир.

Современная концепция применения антиретровирусных препаратов построена на комплексном применении лекарственных средств с различными точками приложения. Ингибиторы обратной транскриптазы не действуют на латентно-инфицированные клетки, в этих случаях противовирусный эффект оказывают только ингибиторы протеазы. Так, установлено, что для возникновения резистентности к ингибиторам обратной транскриптазы достаточно одной мутации, а к ингибиторам протезы — 3-4. Правда, как было выявлено, резистентность к одному из аналогов нуклеозидов не всегда носит перекрестный характер, чувствительность вируса к нуклеозидам другой группы иногда сохраняется. Чаще всего прибегают к так называемой «тритерапии», предложенной D. Hu (1995), включающей комбинацию двух ингибиторов обратной транскриптазы (обычно ретровир и эпивир) с одним из ингибиторов протеазы (криксиван или инвираза).


енно за счет применения этого «лекарственного коктейля» удалось снизить показатель смертности в 3 раза, а в стадии тяжелого иммунодефицита с 69,3 до 23,1 на 1000 больных. В регионах с высоким уровнем инфицированных за счет приема инъекционных наркотических средств особенно целесообразно включение в «тритерапию» эпивира, ибо он обладает одновременно и эффектом против вируса гепатита В, а у больных ВИЧ-инфекцией инъекционных наркоманов в 70-90% одновременно обнаруживаются вирусы гепатитов В и С.

Оценочным показателем лечения антиретровирусными препаратами является длительность снижения числа копий РНК ВИЧ в плазме и увеличение количества клеток СД4+ клеток. В большинстве случаев эффект получают через 48 нед. Рекомендуется вирусную нагрузку на плазму определять каждые 3-4 мес, а число CD4+ клеток каждые 3-6 мес. Эти тесты обязательны перед началом терапии или ее изменением и 4-8 нед спустя от начала терапии. При этом необходимо учитывать, что некоторые больные на новое лечение реагируют позже, чем впервые получающие терапию.

В оценке комбинации лекарственных средств существенную роль играет количество таблеток/капсул, частота приема лекарств, наличие требований к диете и ее ограничений, удобство приема, потенциальную токсичность и сведения о взаимодействиях различных препаратов.

Существенным тормозом к широкому применению «тритерапии» ВИЧ-инфекции относится ее дороговизна — около 1000 долл. США в месяц на 1 больного, 12 тыс. долларов в год. В 1996 г. на СПИД в США тратилось менее 1% всех расходов на здравоохранение: 6,7 млрд. долларов или около 20 000 на одного больного в год. Так как активная антиретровирусная терапия весьма дорога, лишь 10-15% больных ВИЧ-инфекцией живут в странах, где экономика позволяет широко внедрить этот вид терапии. В России ею государство обеспечивает лишь детей.


Математическая модель позволила получить очень интересные данные об экономических аспектах активной антиретровирусной терапии. На примере больных только в одном крупном городе (Нью-Йорк) было показано, что переход с монотерапии на комбинированную антиретровирусную терапию приводит к увеличению прямых затрат на лекарства на 115%. Тем не менее, суммарные расходы на лекарства (в расчете на одного больного) сократятся, так как исчезнет необходимость осуществлять профилактический прием противогрибковых или антигерпетических препаратов, а также проводить лечение различных СПИД-ассоциированных суперинфекций, сократится потребность в госпитализациях и т. д. (CDC, 2000)

На конец 1998 г. получали активную антиретровирусную терапию 385 000 американцев, не лечились только больные ВИЧ-инфекцией с бессимптомным течением и те, у кого имелась ранняя стадия болезни. В I квартале 1998 г. 80% больных получали по крайней мере 1 ингибитор протеазы или ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы, 70% получали тритерапию. По данным D. Butcher (1999) у принимавших комбинированную активную антиретровирусную терапию АЗТ + криксиван + эпивир в течение 3 лет в 70% вирусная нагрузка на плазму не определялась самыми ультрасовременными методами (<50 копий/мл).


Комбинация из 2 препаратов менее эффективна, хотя нередко используется сочетание азидотимидин + ламивудин или диданозин + ставудин. Когда применяется ингибитор протеазы, то из ингибиторов обратной транскриптазы лучше использовать препараты, которые больной ранее не принимал.

Идут поиски препаратов, которые можно было бы применять 1—2 раза в день. Установлено, что прием два раза в день нельфинавира и саквинавира (фортовазе) дает такой же эффект, как трехразовый прием. Разработана схема приема двух ингибиторов протеазы один раз в сутки. Предложена удобная схема лечения двумя ингибиторами протеазы — комбинация криксиван (120 мг) + ритонавир (100 мг) один раз в сутки вне зависимости от приема пищи.

Так как ингибиторы протеазы обладают выраженными побочными эффектами, идет поиск схем, которые бы не включали ингибиторы протеазы, а состояли из трех нуклеозид-ных аналогов, в частности начинают применять комбинации трех ингибиторов обратной транскриптазы, в каждую включается новый сильный нуклеозидный аналог абакавир (зиаген). Другие схемы включают ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы ифавиренц и невирапин (ви-рамун). Имеется определенный опыт применения гидро-ксимочевины (Hydroxyurea), как антиретровирусного препарата. Она была синтезирована против рака, но стала также использоваться в комбинации с диданозином или другим антиретровирусным препаратом и может на длительное время снизить вирусную нагрузку на плазму. Но так как гидроксимочевина токсична для костного мозга, она не может быть использована в комбинации с азидотимидином.

Некоторые нуклеозидные аналоги не должны применяться вместе, например, азидотимидин со ставудином или диданозин с зальцитабином. Нельзя в комбинацию включать одновременно лекарственные средства, имеющие одно основание, например ddC и ЗТС (совпадение по последнему знаку). Если вирус резистентен к одному лекарственному препарату определенного класса, то он резистентен и к другим препаратам этого класса — перекрестная резистентность. Поэтому при необходимости изменения вида терапии из-за неэффективности применяемого комплекса заменяют все лекарственные препараты. Если больной не ответил положительным эффектом на 2—3 комбинации, возможности воздействия на патологический процесс можно считать исчерпанными.

При внедрении активной антиретровирусной терапии (тритерапии) полагали, что понадобится 3 года, чтобы полностью очистить инфицированные ВИЧ клетки организма. Но последующие исследования показали, что процесс «полураспада» клеток значительно дольше, для полного очищения организма потребуется 60 лет. Поэтому при имеющихся средствах терапии возможно только перевести процесс в хроническое течение, а полное излечение недоступно.

Врачи медицинского факультета Университета Гете во Франкфурте при обследовании 60 больных ВИЧ/СПИДом установили, что через 36 нед после начала высокоактивной антиретровирусной терапии у пациентов, ранее получавших противовирусные препараты, нередко отмечается увеличение показателей вирусной нагрузки. Это обусловлено все более широким распространением среди штаммов ВИЧ резистентности к антиретровирусным лекарствам. Устойчивость к ингибиторам протеазы была выявлена у 45% больных, начавших лечение этими препаратами, и почти у 90% больных, получавших невирапин. В целом резистентность к одному или нескольким противовирусным препаратам развилась в 75% случаев.

Активная антиретровирусная терапия требует не только значительных финансовых расходов, но определенный настрой больного, полное подчинение его жизни лечению, строгое соблюдение по часам режима приема лекарств без пропусков, пищевого и водного режима, полное исключение алкоголя и наркотиков. Поэтому врач лишь рекомендует больному активную антиретровирусную терапию, принимает окончательное решение сам больной, оценивая свои волевые качества. По данным американских специалистов около половины больных ВИЧ-инфекцией, находившихся на активной антиретровирусной терапии, не смогли полностью реализовать схему лечения в течение одного года из-за ее сложности и огромного количества таблеток. Поэтому идут интенсивные поиски схем лечения с уменьшением числа приемов лекарственных средств. Так, создан комбивир, содержащий половину суточной дозы АЗТ и эпивира в одной таблетке (в России зарегистрирован в 1999 г.).

Активная антиретровирусная терапия не показана больным алкоголизмом, наркоманией, лицам с клиникой энцефалопатии, т. е. всем тем, кто не в состоянии контролировать свое поведение.

При лечении активными антиретровирусными препаратами чаще придерживаются схемы:

а) один из ингибиторов протеазы:

— индинавир

— нелфинавир

— ритонавир

б) плюс одна из комбинаций следующих нуклеозидных аналогов:

— азидотимидин + диданозин

— ставудин + диданозин

— азидотимидин + зальцитабин

— азидотимидин + ламивудин

— ставудин + ламивудин

Саквинавир сейчас не рекомендуется как лечение 1-й линии, так как он менее эффективен по сравнению с другими ингибиторами протеазы, поэтому CDC в 1997 г. из 12 лекарственных средств активной антиретровирусной терапии рекомендовал к применению 11 препаратов. Вместо саквина-вира входит в практику более эффективная версия саквинавнра — фортоваза.

Так как ингибиторы протеазы относятся к наиболее значимому компоненту терапии больных, большинство клиницистов не рекомендуют начинать терапию комбинацией, включающей лекарственные средства этой группы. Целесообразнее использовать комбинации:

а) 2 нуклеозидных аналога и 1 ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы;

б) 3 нуклеозидных аналога. Только после неудачной попытки остановить патологический процесс этими комбинациями прибегают к третьему варианту: нук-леозидный ингибитор обратной транскриптазы + ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы + ингибитор протеазы. Этим исчерпывается последний резерв терапии.

Перед началом активной антиретровирусной терапии проводится полное клинико-лабораторное обследование больного, в том числе уровень вирусной нагрузки на плазму и CD4+- Т-лимфоцитов. Если нет клинических симптомов болезни, а количество С04+-клеток > 500 в мкл, вирусная нагрузка на плазму менее 10 ООО в bДНК или 20 000 в RT-PCR (полимеразная цепная реакция), то, по мнению одних клиницистов, от проводимой терапии надо воздержаться, по мнению других — приступить к лечению немедленно, пока иммунная система не подавлена или подавлена умеренно. В случае, если клинических проявлений болезни нет, но уровень СD4+-клеток < 500 в 1 мкл или вирусная нагрузка на плазму выше 10 000 в bДНК или ОТ-ПЦР, необходимо серьезно думать о начале активной антиретровирусной терапии. В случае наличия клиники ВИЧ-инфекции необходимо приступить к терапии без учета количества С04+-клеток и уровня вирусной нагрузки на плазму. Большинство клиницистов придерживается точки зрения, что антиретровирусную терапию необходимо начинать при уровне CD4-клеток менее 350 в 1 мм3. Но при этом необходимо учитывать динамику, т. е. предыдущий показатель С04+-клеток ниже 350 — это одна ситуация (идет нарастание этих клеток), а выше 350 — другая (динамика угнетения иммунной системы).

Могут быть расхождения между изменениями числа клеток CD4+ и уровней РНК-ВИЧ в плазме, они выявлены у 20% больных, что может затруднить принятие решений в отношении антиретровирусной терапии. Это может быть связано с рядом факторов, влияющих на определение РНК ВИЧ в плазме. Вирусная нагрузка и ее изменения считаются более информативными при принятии решений об антиретровирусной терапии по сравнению с определением числа клеток CD4+.

При решении вопроса лечения активными антиретровирусными препаратами учитывается: желание больного лечиться, степень иммунодефицита, которую оценивают на основании числа CD4 Т-клеток, риск прогрессировання болезни, который определяют на основании измерения вирусной нагрузки, оценка потенциальной пользы и риска терапии у данного больного, особенно с бессимптомной инфекцией.

Накопленный за эти годы опыт показал, что принцип подхода к лечению больных ВИЧ-инфекцией — как при сахарном диабете — пожизненное применение антиретровирусных препаратов. Правда, в последнее время разрабатывается схема прерывистого приема лекарственных средств с тенденцией все возрастающих «окон» между циклами приема.

Таким образом, достигнуты отчетливые положительные эффекты у больных ВИЧ-инфекцией с момента внедрения активной антиретровирусной терапии, которая позволяет снизить уровень вирусной нагрузки на плазму до неопределяемого уровня, повысить уровень CD4+ клеток в крови, предотвратить присоединение суперинфекции, а в целом перевести заболевание в хроническое течение.

Вместе с тем, добиться положительного эффекта удается только у 70-80% больных, получивших полный курс лечения при отсутствии полного выздоровления (при терапии различных бактериальных заболеваний антибиотиками положительный эффект с полным выздоровлением достигается в 99%), причем почти половина больных, начавших лечение, вынуждена его прервать из-за побочных эффектов. Более чем у 90% больных, у которых удалось снизить вирусную нагрузку на плазму до неопределяемых уровней (<400 копий), достигается это через 12 нед после начала терапии, а ниже 20-50 копий — еще на несколько недель позже. Если через 5 ме

Источник: www.toxoid.ru

Ингибиторы протеаз при панкреатите

Ингибиторы протеаз препаратыПри консервативном лечении панкреатита применение ингибиторов является методом антиферментной терапии, которая назначается пациентам, страдающим обострением заболевания.

Ингибиторы протеаз при панкреатите воздействуют на организм больного следующим образом:

  • Замедляют действие протеолитических ферментов.
  • Предотвращают выход активных компонентов на биологическом уровне.
  • Препятствуют увеличению отечности при вспышке заболевания.
  • Снижают болевой синдром.
  • Улучшают общее самочувствие пациента.
  • Предотвращают наступление шокового состояния.

К ингибиторам протеаз относятся такие лекарственные средства как Контрикал, Гордокс, Трасилол.

Ингибиторы протонной помпы при панкреатите

Ингибиторы протеаз препаратыПанкреатит, как и большинство других заболеваний желудочно-кишечного тракта, является кислотнозависимым недугом. Поэтому применение ингибиторов протонной помпы при лечении заболевания обеспечивает блокировку водородно-калиевой аденозинтрифосфатфазы в париетальных клетках, за счет чего снижается выработка соляной кислоты поджелудочной железой и, следовательно, прогрессирование заболевания останавливается.

Ингибиторами протонной помпы являются Омепразол, Рабепразол, Эзомепразол, Пантепразол и другие, которые подбираются врачом в индивидуальном порядке согласно особенностей пациента и стадии развития болезни.

Перед применением любых ингибиторов при лечении панкреатита важно учитывать то, что их основные или вспомогательные компоненты могут вызвать побочные действия (или аллергию у некоторых пациентов). Во избежание возможных последствий и аллергической реакции следует проконсультироваться с лечащим врачом и принимать антигистаминные лекарственные препараты.

Использованные источники:zhkt.guru

6.4. Ингибиторы протеаз в лечении деструктивного панкреатита

В 1930 г. Фрэй (Frey) впервые успешно применил для лечения острого панкреатита инактиватор калликреина трасилол. Первыми очищенный ингибитор протеаз получили М. Kunitz и J. H. Norlrop в 1936 г. из поджелудочной железы животных.

Общим свойством ингибиторов (антиферментных препаратов) является способность блокировать активность протеолитических ферментов путем образования с ними стойких неактивных комплексов. К настоящему времени опубликовано более 2000 работ, посвященных применению антиферментных препаратов для лечения острого панкреатита как в клинике, так и в эксперименте. Однако единого мнения о патогенетической обоснованности их применения, эффективности, дозах, путях введения не сложилось. Многие хирурги считают, что применение ингибиторов эффекта не дает, ссылаясь на то, что антиферментные препараты даже в больших дозах не прерывают некротический процесс в железе и пара-панкреатической клетчатке. При отечной форме панкреатита использование трасилола и других антиферментных препаратов не оправдано как с клинической, так и с экономической точки зрения. Однако полностью отказываться от применения ингибиторов протеаз не следует.

Опыт отечественных и зарубежных клиницистов свидетельствует, что’ ингибиторы протеолиза подавляют образование кининов и аутолиз путем инактивации трипсина, калликреина, химотрипсина и плазмина. Нами отмечено, что при помощи ингибиторов нередко удается вывести больных из шока, токсемии, добиться улучшения общего состояния и нормализации некоторых биохимических показателей. Кроме того, известно, что антиферментные препараты тормозят эстеразную, протеолитическую и кининогеназную активность плазменного и панкреатического калликреина.

После введения больному антиферментного препарата в течение 5 минут образуется неактивный комплекс ингибитор-фермент (Werle, 1963). Через 60 минут после инфузии содержание ингибитора в крови сильно снижается, тогда как в почках к этому времени содержится чуть более 50% введенного ингибитора. Полное угнетение фермента наблюдается только при наличии избытка ингибитора.

Экспериментально установлено, что до 98% антиферментов в виде комплекса из организма выводятся почками. Принято считать, что трасилол и его аналоги ингибируют фибринолиз, тормозят активность кини-ногенина (калликреина) в ткани железы, угнетают общую метаболическую активность паренхимы железы, активно влияют на микроциркуля-цию и насыщение кислородом тканей, ингибируют эластазу, химотрипсин непосредственно в поджелудочной железе. Период полувыведения трасилола, контрикала и других протеаз из крови — 2 часа. Поэтому антиферментные препараты необходимо вводить часто. Интервалы между введениями не должны превышать 3 часов, а уровень инактиватора должен быть всегда выше уровня протеолитических ферментов. В связи с этим длительное введение малых доз ингибиторов нецелесообразно и малоэффективно. Суточная доза ингибиторов должна определяться с учетом периода полувыведения их из крови (2 часа). Основное количество антиферментных препаратов должно быть введено в первые сутки заболевания.

По нашим данным (Маят B.C. и соавт., 1976), основанным на анализе результатов лечения 107 больных, внутривенное введение антиферментных препаратов даже в больших дозах не останавливает начавшийся некроз поджелудочной железы. Важно отметить, что эффективность ингибиторов определяется тем, сколько времени прошло с начала заболевания к моменту их применения и дозой вводимого препарата. По данным многих клиницистов, антиферментные препараты следует вводить в первые 6 часов от начала заболевания. Более обнадеживающие результаты получены при введении ингибиторов в чревный ствол. Савельев B.C. (1983) рекомендует фракционное введение антиферментных препаратов с интервалами в 3-4 часа.

Г.П. Титова (1989) установила, что ингибиторы протеаз при экспериментальном панкреатите не отграничивают масштабов деструкции железы и не ликвидируют местные гемореологические расстройства.

В клинической практике достаточно широкое распространение получили следующие ингибиторы протеаз: контрикал, трасилол (Германия), гордокс (Венгрия), пантрипин (Россия), цалол (Италия).

Контрикал — препарат, выделенный из легких крупного рогатого скота. Тормозит активность трипсина, калликреина, плазмина. Применяется внутривенно и дозируется в антитрипсиновых единицах (1 ЕД инактиви-рует 6 мкг трипсина). Разовая доза при остром панкреатите — 20000 ЕД, суточная — 60000 ЕД. Курс лечения — 500000-700000 ЕД. Препарат можно применять местно путем обкалывания парапанкреатической клетчатки.

Трасилол получают из слюнных желез животных. Препарат тормозит активность плазмина, калликреина, трипсина и других протеолитических ферментов. Причем на активный трипсин он действует в 4 раза слабее, чем на активность калликреина. Полупериод его циркуляции в крови — 150 минут. Применяется в дозе: 50000-75000 ЕД, в тяжелых случаях — до 100000 ЕД; вводится внутривенно капельно в 250-500 мл 5% раствора глюкозы. На курс лечения — 400000-500000 ЕД. Курс антиферментной терапии прекращается обычно к 7-10-му дню.

Гордокс, как и трасилол, получают из слюнных желез животных. Применяют внутривенно. В качестве начальной дозы следует вводить по 500000 ЕД медленно, затем по 50 000 ЕД каждый час капельно. В последующие дни после улучшения состояния суточную дозу постепенно можно уменьшить до 300000-500000 ЕД.

Пантрипин получают из поджелудочной железы животных. Одна единица его соответствует 800 ЕД трасилола. Суточная доза составляет 300 ЕД, при тяжелых формах — до 400-500 ЕД одномоментно.

Цалол получают из околоушных желез крупного рогатого скота. Разовая доза — 25 000 ЕД, суточная — 50 000 ЕД. Вводят внутривенно. Курс лечения — 300000-400000 ЕД.
Ингибиторы протеаз можно вводить в сальниковую сумку, забрю-шинно во время операции.

Осложнения при применении ингибиторов протеаз встречаются крайне редко. Есть отдельные упоминания об анафилактических и кожных аллергических реакциях, развитии тромбофлебита по ходу вен. P. Kyrle (1962) наблюдал развитие псевдокист, абсцессов.

При назначении антиферментного лечения больным с острым панкреатитом следует руководствоваться следующими принципами: 1) учет фактора времени (ранняя диагностика, госпитализация и лечение); 2) учет клинико-морфологической формы острого панкреатита; 3) раннее применение высоких доз антиферментных препаратов; 4) применение комбини-рованных методов введения ингибиторов (Савельев B.C. и соавт., 1976).

Внутривенный путь введения ингибиторов протеаз не позволяет создать большой их концентрации в поджелудочной железе. С целью улучшения результатов лечения панкреатита B.C. Савельев (1976), Ю.А. Нестеренко и соавт. (1978) рекомендуют вводить ингибиторы протеаз внут-риаортально или путем избирательной катетеризации чревной артерии по Сельдингеру-Эдману. В клинике этот способ впервые был применен К.Н. Grozinger и Wenz (1965). В настоящее время не популярен.

B.C. Брискин и соавт. (1989) провели внутриаортальную терапию у 92 больных острым панкреатитом. Катетеризировали чревный ствол или верхнебрыжеечную артерию, реже сразу обе артерии. В состав лекарственных смесей входили: желатиноль, полиглюкин, альбумин, а также но-шпа, папаверин, компламин, антибиотики, гордокс (600 000-800 000 ЕД в сутки). Объем инфузии зависел от показателей ОЦК и составлял от 2000 до 3500 мл в сутки. При необходимости дополнительное количество жидкости и лекарственных препаратов вводили внутривенно. Авторы считают, что распространение воспалительного процесса по забрюшинной клетчатке может быть остановлено путем введения жидкостей и лекарственных препаратов одновременно в две артерии.

В.П. Григорьев (1978) для введения ингибиторов осуществлял катетеризацию правой желудочно-сальниковой артерии. Преимуществом ме-чного введения ингибиторов протеаз является то, что, помимо непосредственного действия на поджелудочную железу, оно позволяет миновать естественные биологические фильтры — печень и легкие.
В клинической практике ингибиторы протеаз не нашли широкого применения по экономическим соображениям, а также в связи с неэффективностью при тотальном панкреонекрозе. Однако при выраженной токсемии целесообразно комбинированное лечение цитостатиками и ингибиторами протеаз, что позволяет эффективно блокировать процесс и самой железе и инактивировать ферменты, циркулирующие в крови, нимфе, тканях.

Использованные источники:www.medlinks.ru

Лекарства при панкреатите поджелудочной железы

Панкреатит — заболевание, вызванное воспалением поджелудочной железы. Лечение панкреатита медикаментами — единственный выход. Лечить заболевание лучше на первых стадиях и комплексно. Ведь воспаление поджелудочной железы входит в десятку самых опасных болезней. Препараты от панкреатита имеют разное предназначение и спектр действия. После приема лекарств работа поджелудочной наладится.

Ингибиторы протеаз препараты

Особенности приема

Перед применением препарата посетите гастроэнтеролога. Врач назначит средство, которое подойдет по всем показателям пациенту. Следует учитывать то, что применяемое лекарство обладает как показаниями, так и противопоказаниями. Лекарства для поджелудочной железы способствуют улучшению состояния, но они не избавляют от болезни.

Какие лекарства принимать: виды

Различают основные группы медикаментов:

Антибиотики и спазмолитики

При остром панкреатите

Спазмолитики показаны при сильной боли. В составе анальгин и парацетамол. Вызывают аллергию и привыкание. Антибиотики может назначить врач, если у пациента обнаружили инфекцию бактериального происхождения, холангит, кисты. Принимают для купирования признаков острого панкреатита. Помогут «Цефотаксим», «Тиенам», «Ампиокс», «Цефуроксим». После курса антибиотиков врачи назначают поливитамины («Витрум»). Они содержат витамины группы В, витамин А, Е, С, К1, фолиевую кислоту и другие компоненты. Витамины положительно влияют на систему пищеварения и нормализуют метаболизм.

Гепатопротектор

«Эссенциале Форте» лечит и восстанавливает клетки печени. Принимать его параллельно с применением антибиотиков. Выпускают медпрепарат в форме капсул. Принимают по 1 капсуле трижды в день во время приема пищи. Аналоги: «Резалют про» и «Эссливер Форте». Состав и действие медикаментов имеют общую специфику.

Для восстановления функции поджелудочной

Ферментные медикаменты (желчесодержащие и без желчи)

При хроническом панкреатите

Снимают рвоту, боль, налаживают пищеварение. Показаны и взрослым, и детям. Дополнены витаминами. Нужны на стадии хронического панкреатита. Они вырабатывают ферменты. Это:

  1. «Микразим 25000». Назначается при нехватке внешнесекреторной функции поджелудочной железы. Способствует пищеварению. При хроническом панкреатите можно, при остром — нет. Побочные явления: запор, расстройство, тошнота.
  2. В «Холензим» входят компоненты животного происхождения: сухая желчь, поджелудочная железа высушенная, слизистая оболочка тонкого кишечника высушенная и дополнительные вещества. Таблетки для лечения панкреатита помогают выработать желчь и желчные кислоты для ускорения пищеварения и снижают уровень холестерина в крови.
  3. «Панзинорм» — препарат для улучшения пищеварения. В составе имеются ферменты. Эти компоненты восполняют нехватку природных ферментов. Ферментные медикаменты убирают болевые ощущения. Побочные эффекты: тошнота, рвота, аллергия, зуд, нарушения стула, анафилактический шок.

Вернуться к оглавлению

Энтеросорбент и пробиотик

  1. «Смекта». Останавливает расстройство желудка, утоляет боль. Используют при лечении кишечника. Аналоги: «Лактофильтрум», «Дюфалак», «Полисорб» (сироп).
  2. «Полифепан». Имеет широкий спектр действия: абсорбирует и выводит из организма вредные вещества, борется с патогенной микрофлорой кишечника. Имеет натуральную основу — лингин древесины. Безвредный для человека. Аналог: «Энтеросгель».
  3. «Полисорб» поглощает и выводит из организма человека токсины. Кишечник почти не поглощает его. Можно малышам от 1 года и взрослым курсом не больше 10 дней. Выпускается в форме порошка.
  4. В «Хилак Форте» содержатся компоненты, которые есть в кишечнике у каждого. Приводит в норму микрофлору, регулирует кислотность, восстанавливает слизистую кишечника (если повреждена). «Аципол» назначается при воспалении кишечника, дисбактериозе, пищевой аллергии, чтобы привести в норму работу кишечника.
  5. «Иберогаст» при панкреатите улучшает пищеварение, тонизирует и имеет желчегонный эффект. Фитопрепарат, который не имеет аналогов.

Вернуться к оглавлению

Желчегонные

Часто идет на растительной основе. «Фламин» обладает желчегонным действием. Это спазмолитическое, противовоспалительное и холекинетическое лекарство. Оно помогает вырабатывать нужное количество желчи. Аналоги: «Гепазин», «Хепель Н». «Элеутерококк» — фитопрепарат, что способствует улучшению метаболизма, препятствует появлению воспалительных процессов. Показано 20—40 капель до приема пищи не больше месяца. Детям тоже рекомендуется пить (1 капля = 1 год жизни малыша). Аналоги: «Мономах», «Женьшень». Хорошее фитосредство «Лив 52».

Для нормализации кислотности

Антацидные

Рекомендуют для снижения уровня кислотности желудочного сока и ферментов. Помогает при тошноте, изжоге, диарее. Одновременно расщепляет углеводы, белки и жиры, способствует впитыванию полезных элементов из еды. «Энтерофурил» нужен при обнаружении в кишечнике патогенной микрофлоры. Он убивает клетки вредных бактерий. Имеет антитоксическое действие, но не распространяется на полезные бактерии. Аналоги: «Нифуроксазид» и «Стопдиар». «Лоперамид» подавляет перистальтику кишечника. Выступает противодиарейным лекарством. «Фортранс» обладает слабительными свойствами. Попадая в кишечник, активные вещества увеличивают в объеме то, что находится в нем. Не применяют при болезнях кишечника.

Обезболивающие

Купируют боль, которая способна перевести хронический панкреатит в стадию острого панкреатита. «Баралгин» не способен вылечить панкреатит, но хорошо обезболивает. «Рибоксин» — ампулы с раствором для инъекций, таблетки и капсулы. Это комплексный препарат. Медикаментозное лечение панкреатита у взрослых тоже требует комплексного подхода. Компоненты препарата помогают регулировать метаболические процессы. «Мильгамма» — комбинированный медикамент. В состав входят витамины В1, В6 и В12. Компоненты медикамента повышают кислотность в желудке, положительно влияют на процесс пищеварения и метаболизм.

Стероиды, нестероиды, антиоксиданты

Когда снижается защитная функция организма, нужно обязательно восполнить нехватку выработки гормонов. «Преднизолон» действует антитоскически. «Нимесил» — противовоспалительное нестероидное медсредство. Помогает при лечении боли острого характера. Но прием препарата имеет большой риск для здоровья: позывы ко рвоте, нарушения стула, рвота, тахикардия, зуд, высыпания на коже, гастрит. Аналоги: «Немулекс», «Найз». «Мексидол» можно при остром некротическом панкреатите. Он нейтрализует свободные радикалы, которые старят организм человека. Снимает интоксикацию и приводит в норму вегетативную функцию.

Ингибиторы протонной помпы

Острый панкреатит вызывает чрезмерная деятельность протеаз. Ингибиторы протеаз при панкреатите подавляют их деятельность. Применяемые лекарства:»Нольпаза», «Омепразол», «Лансопразол», «Пантопразол». Антисекреторная терапия купирует недуги, которые зависят от концентрации соляной кислоты. Ингибирование — эффективная процедура при болезнях ЖКТ.

Прочие медикаменты для лечения панкреатита

Список медикаментов назначает только врач, исходя из своих результатов обследования, состояния пациента и стадии развития недуга.

Иногда можно мочегонные (диуретики): «Диакарб», «Мочевина». Ведь с мочой выводятся вредные вещества. «Глицин», «Фенибут» — седативные антидепрессанты. В состав входят витамины группы В. При остром панкреатите показан «Баралгин» и «Папаверин». Можно средства растительного происхождения («Ораза» или «Нигедаза»). «Панкреатин» — ферментный медпрепарат. «Метилурацил» при панкреатите (острой форме) заживляет и регенерирует ткани. Если надо, врач посоветует успокоительные.

Источник: kolesnikov-photo.ru


Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.